Нужен ручной запайщик лотков в Казани? Загляни на этот сайт!
Новости России




Оружие и вооружение. Новости. Информация о военной технике

Rambler's Top100



Тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий»


1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Голосов: 31)

Loading ... Loading ...
19 коммент // Версия для печати Версия для печати // Отправить по почте знакомым Отправить по почте знакомым
Тяжелый атомный ракетный крейсер Петр Великий

Назначение

Тяжелый атомный ракетный крейсер (ТАРКР) «Петр Великий» предназначен для поражения крупных надводных целей, защиты морских соединений от атак с воздуха и подводных лодок противника в удаленных районах морей и океанов.

История создания

В 1964 г. было начато проектирование отечественного боевого надводного корабля, имеющего практически неограниченную дальность хода. Первоначально планировалось создать 8000-тонный противолодочный корабль с ядерной энергетической установкой. Однако к конце 60-х годов подводные лодки с  межконтинентальными ракетами ВМС США с атомными энергетическими установками выходят в океан и становятся практически неуязвимыми. Для борьбы с ними с целью предупреждения нанесения ядерного удара в советском ВМФ создаются оперативные соединения противолодочных кораблей, способных нести боевое дежурство в выявленных районах патрулирования ударных подводных лодок вероятного противника. В свою очередь обеспечения боевой устойчивости корабельных противолодочных групп потребовало создание более крупного многоцелевого крейсера в отличии от ранее проектируемого. Так родился проекта 1144 тяжелого атомного ракетного крейсера.

ТАРКР «Петр Великий», правнук линкоров и линейных крейсеров эпохи «брони и снаряда», – последний корабль проекта 1144 «Орлан» является дальнейшим развитием ударных ракетных крейсеров, включая крейсера пр.1164. В отличии от своих предшественников  ТАРКР имеет повышенную автономность плавания, оснащен более эффективными гидроакустическими средствами, противолодочным оружием и крылатыми ракетами. Аналогов за рубежом не имеют: американские крейсера с ядерной силовой установкой типа «Верджиния» по водоизмещению в 2.5 раза меньше, а крейсер «Лон Бич» в 1.5 раза. Создание кораблей такого класса стало одним из самых значительных достижений отечественного кораблестроения XX в.

Характеристики и оборудование

Полное водоизмещение корабля более 26 000 т. Команда: 727 чел. Лётный персонал: 18 чел. Главное оружие – противокорабельные крылатые ракеты «Гранит«. Зенитное, ударное, противолодочное вооружение позволяет крейсеру решать практически любые боевые задачи. Надстройки несут множество радаров и антенн систем раннего предупреждения. Ракетные установки располагаются впереди, под палубой, оставляя кормовую секцию для главной силовой установки и вертолетного ангара.

Главная энергетическая установка оснащена двумя реакторами на быстрых нейтронах тепловой мощностью по 300 Мвт и  двумя вспомогательными нефтяными паровыми котлами. Сопряжение  ядерных реакторов с нефтяными пароперегревателями увеличивает общую мощность установки и тем самым скорость корабля.

Два вала вращают 2 пятилопастных винта.

Технический комплекс ядерной энергетической установка  включает помимо реактора, в котором обеспечивается преобразование энергии ядерного распада в тепло, еще целый набор сложного и ответственного технологического оборудования – насосы, парогенераторы, системы управления реактором и энергоустановкой, турбина с редуктором, фильтры, теплообменники, компрессоры, различные приборы и др.

Для обеспечения эксплуатации объектов с судовыми ЯЭУ дополнительно требуются: специально оборудованные базы с рядом береговых служб, специальные средства и устройства для загрузки свежего и для выгрузки отработавшего ядерного топлива, сбора, хранения и переработки твердых и жидких радиоактивных отходов и т.п.

Вооружение

Основу вооружения ТАРК составляют противокорабельные сверхзвуковые ракеты «Гранит» П-700 (3М-45), являющиеся развитием системы ПРК «Базальт». На западе ракеты Гранит известны под кодовым наименованием «Shipwreck». При  стартовом  весе 7 т. ракета развивает скорость 2,5 М и может доставить  фугасную боевую часть массой 750 кг или ядерный заряд  мощностью до 500 кт на расстояние  600 км.

Ракета предназначена для борьбы с авианосными ударными группами (АУГ) и способна  действовать не только против соединений кораблей всех классов в ходе вооруженных конфликтов любой интенсивности, но и эффективно поражать цели на побережье противника обычной боевой частью . При необходимости корабли с комплексом «Гранит» могут явиться резервом решения задач Морских стратегических ядерных сил.
Первоначально ракетным комплексом «Гранит» вооружены 12 атомных подводных крейсеров проекта 949А типа «Антей», по 24 ПКР на каждом, со скоростью подводного хода более 30 узлов.

На ТАРКР пр.1144  двадцать ПКР «Гранит» установлены под верхней палубой, с углом возвышений 60 градусов. Модификация ПКР «Гранит» установленная на кораблях проекта 1144.2 не контролируется после запуска. В режиме беглого огня одна ракета, выполняющая роль «наводчика» летит по высокой траектории чтобы максимально увеличить площадь захвата цели, в то же время другие ракеты летят по низкой траектории. В полёте ракеты обмениваются информацией о целях. Если ракета -»наводчик» перехвачена, тогда одна их других ракет автоматически принимает на себя её функции. Ракетная система устойчива по отношению к радиопомехам противника.

По опыту боевой и оперативной подготовки ВМФ, сбить такую ракету практически невозможно. Даже если поразить «Гранит» противоракетой, ракета из-за своей огромной массы и скорости может сохранить начальную скорость полета и в результате долететь до цели.

Корабельные боевые системы ТАРКР включают:

боевой информационный центр;  систему радиосвязи; систему спутниковой связи;
системы управления огнём ПКР,  комплексов РБУ-1000 и «Удав-1″;
радиолакационные станции: РЛС обзора, РЛС обнаружения низколетящих и надводных целей, РЛС управления огнём корабельных систем ПВО – 2 ед., РЛС управления огнём 30-мм артустановок – 4 ед., Навигационная РЛС – 2 ед.;
а также активную, пассивную акустические системы и электронную измерительную системы.

Противовоздушное зенитно-ракетное и артиллерийское вооружение «Перта Великого» включает ЗРК С-300Ф,систему ПВО  «Кинжал», ЗРК «Кортик» с  АК-630 и артустановку АК-130.

ЗРК «Форт-М» в отличие от своего предшественника – зенитного комплекса «Форт»,  способен обстреливать до 6 целей одновременно на расстоянии до 120км и успешно бороться с противокорабельными ракетами на высотах до 10 метров. Расширение зоны поражения достигнуто за счет улучшения энергетических характеристик передатчика и чувствительности приемных каналов.

Зенитная управляемая ракета 48Н6Е2 (унифицирована с сухопутным комплексом С-300ПМУ-2) с вертикальным стартом имеет улучшенную двигательную установку и увеличенную боевую часть. Ракета – телеуправляемая, с полуактивным самонаведением на конечном участке полета. Доставляется на корабль в транспортно – пусковом контейнере. Предельная дальность полета – 200км.

На крейсере “Петр Великий”, дополнительно установлен носовой комплекс С-300ФМ «Форт-М» . Таким образом, ТАРКР вооружен одним комплексом С-300Ф с 48 ракетами 48Н6 и одним комплексом С-300ФМ с 46 ракетами 48Н6Е2.

На ТАРКР «Петр Великий» вместо противовоздушной системы «Оса-МА», установленной на более ранних кораблях пр.1144 и на крейсерах пр.164 , установлен комплекс «Кинжал» с улучшенными ТТХ. ЗРК «Кинжал» – это многоканальный, всегоподный, автономный зенитный ракетный комплекс ближней обороны , способный отражать массированный налет низколетящих противокорабельных, противорадиолокационных ракет, управляемых и неуправляемых бомб, самолетов, вертолетов и т.п.  Принят в 1989 г. на вооружение . больших противолодочных кораблей пр. 1155. Из тяжелых крейсеров «Кинжал» установлен также на «Адмирале Кузнецове».  За рубеж поставляется под наименованием «Клинок».

ЗРК «Кинжал» может одновременно обстреливать до четырех целей в пространственном секторе 60° на 60°, при этом параллельно наводится до 8 ракет. Время реакции комплекса составляет от 8 до 24 секунд в зависимости от режима РЛС. Радиолокационные средства комплекса обеспечивают дальность обнаружения воздушных целей 45 км на высоте 3.5 км.

В комплексе используется телеуправляемая зенитная ракета 9М330-2, унифицированная с ракетой сухопутногокомплекса «Тор«, или ЗУР 9М331 комплекса «Тор-М». ПУ подпалубная, состоит из 4 пусковых модулей барабанного типа, в каждом – 8 ТПК с ракетами. Вес модуля без ракет 41,5 тонны, занимаемая площадь 113 кв.м.
Старт ракеты 9М330 – вертикальный под действием катапульты с дальнейшим склонением ракеты газодинамической системой на цель. Двигатель запускается на безопасной для корабля высоте после склонения ракеты.

Подрыв боевой части осколочно-фугасного типа производится по команде импульсного радиовзрывателя в непосредственной близости от цели. Радиовзрыватель помехозащищен и адаптируется при подходе к водной поверхности. Ракеты размещаются в транспортно-пусковых контейнерах и не нуждаются в проверке в течение 10 лет.

Система «Кинжал» может действовать автономно или быть интегрирована в корабельные системы управления огнём и получать информацию о целях от корабельных радаров. Кроме ЗУР система управления огнем комплекса «Кинжал» может управлять огнем 30-мм автоматов АК-360М, производя дострел уцелевших целей на расстоянии до 200 метров.

Вооружение ПВО крейсера «Петр Великий» усилено за счет зенитного ракетно-артиллерийскго комплекса ЗМ87 «Кортик»(позже получил имя «Каштан»). ЗРК предназначен для поражения целей ракетами на рубеже от 8000 до 1500 м, а затем дострел уцелевших целей 30-мм артавтоматами АО-18 на дистанции от 1500 до 500 м.

Система обеспечивает самооборону от ряда «точных» вооружений, включая противокорабельные и противорадиолокационные ракеты, авиабомбы, самолёты и вертолёты, малоразмерные корабли. Комплекс имеет модульную конструкцию, включающую 2 командных модуля и 6 боевых. Командный модуль определяет угрозу и передает информацию боевому модулю, который сопровождает цель, производит необходимые вычисления и поражает цель ракетами и пушками. Скорострельность его пушек достигает 10000 выстрелов в минуту. Боекомплект 24000 снарядов

Противовоздушные ракеты (боекомплект 192 ракеты) запускаются из контейнерной ПУ. Высота перехвата от 5 до 4000 м. Цель может быть поражена на скорости до 600 м/сек. Система может поражать до шести целей одновременно, по одной цели для каждого боевого модуля

На поворотной части комплекса смонтированы два блока (ПУ) по 3 ракеты, помещенные в цилиндрические транспортно-пусковые контейнеры весом 60 кг. Двухступенчатая твердотопливная ракета 9М311К (позже буква «К» была убрана из индекса) унифицирована с ракетой войскового комплекса ПВО 2К22 «Тунгуска».

Система управления ракетой полуавтоматическая с радиокомандной линией связи. Взрыватель неконтактный с радиусом действия 5 метров. Ракета 9М311 – единственная отечественная корабельная ЗУР с осколочно-стержневой боевой частью. Длина стержней около 600 мм, диаметр 4—9 мм. Поверх стержней имеется «рубашка», содержащая готовые осколки – кубики весом 2—3 грамма. При разрыве боеголовки стержни образуют нечто типа кольца радиусом 5 метров в плоскости, перпендикулярной оси ракеты. На расстоянии больше 5 метров действие стержней и осколков малоэффективно.

Артиллерийская часть состоит из двух 30-мм шестиствольных установок АК-630АД с баллистикой и боеприпасами (48000 снарядов). Суммарный темп стрельбы около 10000 выстр/мин. В отличие от АК-630, которыми вооружены  на блоки стволов надеты надульники для защиты установки и контейнеров с ракетами от пороховых газов. Боекомплект ЗМ87 находится не в подбашенном помещении, а в двух барабанах по 500 патронов, расположенных рядом с блоками стволов. Питание автоматов не ленточное, а шнековое (беззвеньевое).

Как и другие корабли проектов 1164, 1144 ТАВРК «Петр Великий» оснащены 130-мм многоцелевыми артустановками (840 снарядов). Система поражает береговые, морские и воздушные цели. Основными компонентами комплекса являются: основанная на ЭВМ система управления с многодиапазонной РЛС, система телевизионного и оптического прицеливания, двухорудийная башенная 130-мм артустановка, оборудованная устройством оптического наведения «Конденсор».

Заряжание автоматическое и орудия могут вести огонь различными снарядами с контактным взрывателем, взрывателем срабатывающим в момент максимального приближения к цели, а также учебными снарядами. Система устойчива к помехам противника. Орудия могут действовать в полностью автоматическом режиме управления взаимосвязанно с РЛС, в автоматическом режиме с прицеливанием с помощью установленной на башне системе прицеливания «Конденсор», а также в ручном режиме. частота огня может изменяться от одиночных выстрелов, до огня залпом или очередью. Дальность огня составляет свыше 22 км., а скорострельность 20-35 выстрелов в минуту.

Противолодочное вооружение крейсера укомплектовано ракетными противолодочной системой «Волгопад-НК» и противоторпедной «Удав-1″, ракетно-бомбовыми установками РБУ-1000 и вертолетами Ка-27ПЛ.

Противолодочный ракетный комплекс (ПЛРК) «Волгопад-НК» имеет 20 противолодочных ракет или торпед. Стрельба ведется  с 10 ПУ (ракетно-торпедных аппаратов).

Комплекс «Удав-1″ оснащен  40 противолодочными ракетами. Аналогичной систему имеет ТАВКР «Адмирал Кузнецов«.
РБУ-1000 составляют основу системы Смерч-3, имеющей следующий состав: 2 шеститрубных дистанционно наводящихся противолодочных ракетных ПУ РБУ-1000 (боекомплект 102 ракеты), заряжающее устройство, глубинные бомбы РГБ-10 со взрывателем УДВ-60, систему ПУСБ «Буря» с приставкой «Зуммер», управляющую огнем до четырех РБУ. Время реакции с момента обнаружения ПЛ до начала стрельбы 1—2 минуты. Дальность действия системы составляет 1км.
Более ранние образцы ударных крейсеров (в т.ч. пр.1164) имеют систему Смерч-2 с РБУ-600.

Для противолодочной защиты также предназначены три вертолета Ка-27ПЛ или Ка-25РТ
Ка-27 известен на западе под названием «Helix» и оснащён противолодочным вооружением, включая поисковую РЛС, гидроакустические буи, акустическую систему и детекторы магнитных аномалий. Ка-27 может вооружаться торпедами, бомбами, минами и ПКР. Ка-25, известный на западе под наименование «Hormone» является предшественником Ка-27.

ТАРКР «Петр Великий» – самый большой в мире неавианесущий ударный боевой корабль. «Петр Великий» как и другие корабли проекта «Орлан» проектировался как ударный крейсер для завоевания превосходства на море. И хотя  атомные крейсеры  пр.1144 «Орлан» в течение ряда лет были лучшими в мире кораблями своего класса, ряд специалистов вынуждены признать проект неудачным. По их мнению, для того, чтобы противостоять современным противокорабельным ракетам, авиационным пушкам и бомбам небольшого калибра, корабль следовало оснастить хотя бы минимальной броневой защитой. Корабль не обладает достаточной огневой мощью и автономностью. Реальный «Орлан» может справиться с любым из чрезвычайно неудачных американских послевоенных крейсеров, но абсолютно беззащитен перед авианосным соединением или модернизированными американскими линейными кораблями типа LOWA.

Таким образом, имеется мнение, что «Орлан» не способен выиграть противоборство за господство на море. Поддержание его технически исправным и боеготовым требует больших капиталовложений. Так, как уже отмечено выше, перезарядка атомной энергоустановки уникальная операция со сложной инфраструктурой, которая так и не создана соответствующим образом из-за отсутствия средств.

Возможно именно подобные оценки ведут к заключению о том, что наличие кораблей класса «Орлан» не предусматривается концепцией развития ВМФ России до 2015 г. Обоснованность подобных выводов подтвердит или опровергнет история. В месте с тем все возможные негативные последствия реализации проекта при должной организации на госуровне последующей эксплуатации «Петра Великого» могут быть существенно снижены, что в свою очередь может предоставить благоприятных возможности для возвращения в боевой состав и других кораблей проекта «Орлан».

Основные характеристики ТАРКР «Петр Великий»


Экипаж, чел 760

Водоизмещение , т
Стандартное – 24 300
Полное – 26 190

Дальность хода, миль
на вспомог. турбинах – 1 000
на   ЯЭУ – не огр.

Скорость, уз.
полного хода – 31
экономная – 18

Автономность, сут. 60

Главная энергетическая установка
ядерный реактор – 2хКН-3
паровая турбина ГТЗА, л.с. – 2х70 000
газовая турбина, kW – 4×3 0000
газовая ГТГ, kW – 4×1 500

Габариты, м:
длина  – 251
ширина – 28.5
осадка – 10.3

ВИДЕО


Подвиг и трагедия команды БЧ-5 крейсера «Петр Великий»

Тяжелый атомный ракетный крейсер «Петр Великий» – последняя краса и гордость российского военного флота, накануне перехода через четыре моря в заполярный Североморск, на свою базу проходил последние испытания на Балтике, недалеко от Калининграда. Он фактически только-только ушел из гавани Санкт-Петербургского «Балтийского завода», где был построен, и перед дальним походом команде предстояло тщательно проверить работу всех механизмов и оружия.

20 пусковых установок ядерных крылатых ракет «Гранит», 96 зенитных ракет противовоздушного комплекса «Форт», 128 зенитных ракет корабельной системы ПВО «Кинжал», два противолодочных комплекса «Водопад», 6 зенитно-артиллерийских комплексов «Кортик», универсальная спаренная 130-миллиметровая пушка и 8 «металлорезок» – так называют моряки шестиствольную 30-миллиметровую пушку, которая делает шесть тысяч выстрелов в минуту.. Такого мощного оружия нет ни на одном другом крейсере мира. А еще есть на нем два атомных реактора, два паровых котла и две турбины по 75 тысяч лошадиных сил каждая.

Завидная боевая мощь у нашего самого современного боевого корабля.

Но не только о боевой мощи «Петра Великого» рассказывали мне офицеры и матросы экипажа крейсера, когда я побывал на корабле перед его переходом на Север. Они говорили о той страшной трагедии, которая произошла на этом корабле всего месяц назад после его выхода в море. И о силе духа, о подвиге русских моряков, которые, несмотря на реальную опасность, угрожавшую их жизни и здоровью, спасли уникальный корабль и его экипаж.

Им просто некуда было деться

Это произошло поздним вечером 27 октября 1998 года. Точнее, в 21 час 27 минут московского времени. На «Петре Великом» испытывали главную энергетическую установку. Разгоняли корабль до максимального хода, притормаживали, маневрировали, совершая резкие повороты и развороты, опять набирали скорость. В борьбе с подводными лодками или надводными кораблями без максимального использования скоростных и маневренных возможностей крейсера не обойтись. И его командир, как и вся команда, должны знать, на что реально способен корабль, в каком состоянии сдает его экипажу «Балтийский завод».

Во время одного из таких маневров, когда крейсер шел на рядовой скорости – всего-то в 25 узлов (примерно 45 км\час – В.Л.), в носовом машинно-котельном отделении корабля произошла беда. Страшным давлением сухого, перегретого пара разорвало трубу, что вела от парового моста главной турбины к предохранительному клапану его травления в атмосферу. Столб раскаленной газовой смеси (его температура превышала 300 градусов по Цельсию), словно снаряд из крупнокалиберной пушки, вырвался из тринадцатисантиметрового разлома трубы и под напором в 35 атмосфер, разрывая в пыль серебристое стекловолокно и асбест изоляции, в считанные секунды стал заполнять пространство котельной. От верхнего до нижнего яруса.

На верхнем ярусе вахту в тот момент несли рабочие сдаточной команды «Балтийского завода» Юрий Смирнов, Николай Белюсов и Александр Плетнев. Серьезные, сорокалетние мужики, для которых «Петр Великий» был далеко не первым кораблем в их трудовой биографии. Рядом с ними стояли, обучаясь премудростям своей специальности – машиниста котельной, и перенимали опыт старших матросы-первогодки Сергей Луценко и Николай Болбат.

Колю Болбата пушечный паровой «выстрел» убил мгновенно. Он стоял очень близко к лопнувшей трубе. Его уже мертвое, обгоревшее тело несколько раз крутануло в белесой струе полупрозрачного пара и, отброшенное на несколько метров, упало перед самым выходом из машины. Прямо у переборки.

Смирнов, Белюсов, Плетнев видели это. Матросу они помочь уже никак не могли. Надо было думать, как спастись самим. Впрочем, думать тоже было некогда. Работали инстинкты. Надежда оставалась только на них.

Не разум, не опыт, а только инстинкт самосохранения бросил их вверх по крохотному, в пять ступенечек трапу к спасительным дверям котельной. За рабочими, как за самыми знающими и мудрыми людьми, помчался и Сережа Луценко.

Но раскаленное пекло пара оказалось намного быстрее людей. До дверей никто из этой четверки добежать не сумел. Они попадали на трапе, буквально в метре-двух от задраенного выхода, теряя сознание от шока страшной боли обожженного лица, рук, тела, легких…

И хотя Юрий Смирнов, рассказывали мне, на собственных ногах, шатаясь, как зомби, пришел потом в амбулаторное отделение крейсера, спасти ни его самого, ни других его товарищей не удалось. Они умирали, не приходя в сознание, по дороге в госпиталь, а потом и в самом госпитале. Как сказали врачи, площадь ожогов (она составляла 80-90 процентов тела) была несовместима с жизнью.

Через несколько недель я спрашивал на крейсере у многих людей, в первую очередь, у очевидцев трагедии, почему такие опытные люди, как судомонтажники «Балтийского завода», во время аварии паропровода побежали не вниз, где еще не было пара, как, наверное, сделал бы на их месте любой другой нерастерявшийся человек, а наверх? Ведь принцип сауны, да и любой другой бани, знаком практически каждому человеку: чем выше, тем горячее. Да и в школе, на уроках физики учили: пар легче воздуха.

-Им просто некуда было больше деваться, – объяснил командир электромеханической боевой части (БЧ-5), где и произошла трагедия, капитан 2 ранга Николай Глазков. – Струя пара перекрыла им дорогу на нижние ярусы. Единственный путь к спасению был в дверях, но сил добежать до них, открыть, к сожалению, не хватило.

-Я был в носовом котельном отделении за 12 минут до трагедии, – рассказывал Николай. – Стоял у этой самой злополучной трубы. Разговаривал с мужиками. Все они – мои ровесники. Корабелы шутили. Хвалили матросов. Говорили, что они быстро осваивают специальность… Если бы можно было что-то предугадать. У Юрия Смирнова остались сиротами трое детей, у Николая Белюсова – двое, у Александра Плетнева – тоже трое. Родители моих моряков потеряли сыновей…

Командир БЧ-5 еле сдерживал слезы. Он первый раз в своей жизни терял людей.

-Я теперь знаю, что такое настоящий ад, – говорил он мне. – Не дай Бог, еще раз пережить подобное.

Капитан 2 ранга Глазков получил сообщение об аварии буквально сразу же, как она произошла. Приказал глушить котлы, останавливать турбину, отводить пар, закрывать заслонки, спасать людей. Отдал необходимые команды и тем, кто еще оставался в котельной, а сам с аварийной группой бросился выручать подчиненных. Но двери машинного отделения открыть они не смогли.

Страшное давление расперло, как камеру футбольного мяча, стальные стены котельной. И двери оказались впрессованными в них.

Десять сантиметров между жизнью и смертью

На втором ярусе машинного отделения, у паротурбогенератора, вырабатывающего электроэнергию для корабля, вахту несли матросы Кленников, Карпов и Федоров.

Трагедия с Колей Болбатом и Сережей Луценко, с рабочими «Балтийского завода» произошла на их глазах. Страшное пекло трехсотградусного пара, клубы летающей по котельной стекловаты, снопы асбестовой пыли, может, на несколько мгновений позже, но практически в те же считанные секунды достали и их.

Николай Федоров в ужасе свалился на пайолы (тонкие стальные листы-перекрытия между ярусами – В.Л.) и забился в истерике. Виталий Кленников добежал до микрофона внутрикорабельной связи, сообщил командиру о том, что произошло, потом, соблюдая все требования инструкции, быстро выключил турбину генератора и помчался вниз, под пайолы, извиваясь, как уж, между тесными переплетениями труб. Андрей Карпов тоже успел отключить свой агрегат и бросился с невесть откуда взявшимся бушлатом к Федорову.

-Натяни его на себя, на голову, – крикнул он товарищу, – и пошли вниз.

Но Федоров его не слышал и не видел. Его воля была парализована истерикой и страхом. Он орал благим матом, махал руками и ногами, не позволяя Карпову даже на метр приблизиться к себе.

Правда, Андрею все-таки удалось как-то изловчиться и послать товарища в нокаут. Потом он быстро, как мать грудного ребенка, заботливо запеленал Николая в бушлат, завязал за его спиной рукава и, схватив за ворот куртки, насильно поволок по трапу вниз. В горловине узкого прохода они застряли. Ни туда и ни сюда.

К ним примчался на выручку, дежуривший на нижнем горизонте, старший матрос Максим Давыдов. Дернул раз-другой, – и обессиленные моряки свалились ему под ноги.

Врачи потом определят: у машиниста-турбиниста матроса Кленникова обожжено паром 36 процентов тела. У его напарника матроса Карпова – 18 процентов. Меньше всех пострадал электрик матрос Федоров – всего 9 процентов ожогов. Хотя слово «всего» тут вряд ли подходит. Но все же, все же…

Через пару недель его единственного из троих пострадавших выписали из военного госпиталя, отправили назад, на корабль. Но переступить комингс (порог) носового машинно-котельного отделения матрос не смог. С ним опять началась истерика.

Его опять отправили в госпиталь, в реабилитационное отделение. После выздоровления матрос Федоров, сказал мне командир крейсера капитан 1 ранга Евгений Добрышев, будет служить на берегу. А Кленников и Карпов просятся на корабль. Обещали догнать «Петра Великого» уже в Североморске.

Но вернемся в машинное отделение, где произошла авария.

Как рассказывали мне ее очевидцы, старший матрос Давыдов не только спас вахту второго яруса. Он фактически спас от разрушения и главную турбину. Постоянно поддерживал в ней необходимое давление парового конденсата. Без этой операции могли погнуться или поломаться лопатки турбины, а в итоге надолго, может быть навсегда, мог выйти из строя и сам крейсер «Петр Великий». Со всеми его ракетами, пушками, ядерной силовой установкой.

Конечно, на вахте Максима Давыдова тоже было адское пекло. Может, не такое страшное, как двумя ярусами выше, где перегретый пар варил людей живьем. Но выдержать этот чудовищный жар, шок от увиденного и пережитого было, как мне потом рассказывали, не просто и взрослым, уже закаленным жизнью мужикам. А этот девятнадцатилетний мальчишка не дрогнул. Не сломался. Проявил, как пишут в характеристиках, настоящий мужской характер.

Мало того, что он не бросил своего поста, хотя мог спрятаться за клинкетной задвижкой, где текла холодная вода, и никто никогда не сказал бы ему и слова в упрек. Но старший матрос Давыдов не воспользовался такой возможностью. Он не отходил от микрофона, подробно и грамотно докладывал на пост дистанционного управления движением о том, что и как происходит в носовом машинно-котельном отделении. Эта информация, сказал командир Давыдова капитан-лейтенант Ильин, задолго до проникновения в отсек спасательной группы помогла реально оценить ситуацию в котельной и принять единственно правильное решение на спасение команды БЧ-5 и корабля.

«Свой боевой пост старший матрос Давыдов М.И., – написал в рапорте командиру крейсера капитан-лейтенант Ильин,- оставил только по приказанию командира, когда нахождение на нем стало невозможным из-за очень высокой температуры».

Так же самоотверженно действовал на вахте и матрос Валентин Трехачев, который, несмотря на пекло, постоянно подпитывал вал неторопливо останавливающейся турбины, чтобы его не прихватило трением, не заклинило, машинной смазкой. Там же, на боевом посту в машинном отделении продолжали нести свою опасную вахту и матросы Роман Коновалов, Михаил Нистратов, старшина 1 статьи Геннадий Корнатовский…

Все они проявили себя в минуты этой беды, как говорили мне на крейсере, настоящими бойцами. Мужчинами с характером.

Мужественно повели себя во время аварии и офицеры. Никого из них по боевому расписанию не было в те минуты в машинно-котельном отделении. Но именно они составили аварийно-спасательную группу по вызволению из беды оказавшихся там моряков. Первым бросился в машинное отделение, когда удалось открыть двери, старший лейтенант Андрей Сиротин. За ним – старший лейтенант Виктор Масненький. Потом – бывший офицер, а в том момент вахтенный механик сдаточной команды завода Николай Богомолов…

Уже давно были перекрыты задвижки паропровода, в котельной включено водяное орошение, но там все еще стоял ужасающий жар перегретого пара. Он, как мне рассказывали, висел буквально в десяти сантиметрах над пайолами. И спасательной команде, одетой в шапки и ватники, приходилось ползти по стальным пластинам, как змеи, прижимаясь к грязному металлу лицом, потому что эти считанные сантиметры отделяли жизнь от смерти. Глоток раскаленного воздуха мог сделать человека инвалидом навсегда.

Так, ползком, не поднимая голов, они и вытаскивали из машинного отделения и спасшихся моряков, и погибающих, и уже мертвых. Но как выглядели те люди, которые лежали на верхнем ярусе, в нескольких метрах от выхода из машины, я описывать не буду. У меня не хватает сил пересказывать услышанное.

Причиной беды стала халатность. И не только

В чем была причина аварии на тяжелом атомном ракетном крейсере «Петр Великий»? Некоторые специалисты, с которыми мне пришлось беседовать по горячим следам трагедии, поспешили ответить на этот вопрос традиционной ссылкой на развал отечественного ВПК.

Но оказалось, «развал ВПК» тут не причем. Злополучная труба была сделана и поставлена на крейсер «Балтийским заводом» еще в 1989 году, когда кризисом нашего военно-промышленного комплекса и не пахло. В основе ЧП лежало, как заявил мне тогдашний генеральный директор «Балтийского завода» Олег Шуляковский, «небрежное или наплевательское отношение к делу, небрежное или наплевательское отношение к контролю за работой специалистов».

Проще говоря, труба, а ее длина полметра и вес 35 килограмм, была сделана с грубыми отклонениями от требований государственных стандартов и заводской технологии. Стационарное давление в 45 атмосфер на заводских испытаниях она выдержала. Но динамическое, постоянно меняющееся давление в 35 килограмм на квадратный сантиметр, когда корабль маневрировал в море, – из-за технического брака удержать не смогла.

Рабочие, которые ее гнули, приваривали фланец и устанавливали в машинном отделении крейсера (Их фамилии известны – они зафиксированы в заводских нарядах и в приемо-сдаточных ведомостях, но в интересах следствия не разглашаются – В.Л.), – не стали искать необходимую по требованиям ГОСТа заготовку, а взяли ту, что поближе лежит. Она оказалась не того сорта стали, да и не той толщины. Вместо 5 миллиметров, как было положено по технологии и чертежам, в месте разрыва толщина стальной трубы оказалась только… 2,2мм.

Этого не заметили ни ОТК, ни мастер, принимавший работу сварщиков, ни военный представитель от ВМФ, подписавший сдаточную ведомость. «Один бессовестный человек сляпал халтуру, говорят на крейсере, другой бессовестный человек или цепочка людей без чести и совести подмахнули и закрыли заказ-наряд. Отсюда все и пошло».

И хотя большинство виновных в аварии на крейсере уже по разным причинам на заводе не работает – кто ушел на пенсию, уехал в другой город или перешел на другое производство, – все они за свою халатность, приведшую к гибели людей, должны ответить по закону. По крайней мере, Олег Шуляковский заявил, что доведет это дело до конца. Чего бы это ему ни стоило.

Более того, такую же бракованную, «утонченную» до 3мм трубу поставили рабочие завода и в кормовом машинно-котельном отделении крейсера. Это моряки заметили только после аварии. Ее тоже пришлось срочно менять, но не в заводских условиях, а на внешнем рейде города Балтийска, чтобы трагедия в носовой котельной не повторилась и на корме.

Председатель государственной приемной комиссии крейсера в то время первый заместитель Главнокомандующего ВМФ России адмирал Игорь Касатонов сказал мне, что на Северном флоте предстоит проверить не только главную энергетическую установку, но и другие машины, узлы и агрегаты корабля. К сожалению, многие недостатки техники проявляются только в работе, и их часто не обнаружишь даже с рентгеном. Хотя к этому они будут стремиться.

Инженер-кораблестроитель с тридцатилетним стажем Олег Шуляковский считает, что у аварии, кроме халатности, были и другие причины. Может, не главные, сопутствующие, но очень важные. Одна из них – конструктивные недостатки паросиловой системы. Компоновка агрегатов корабля, по его мнению, оказалась, мягко говоря, скверной. Той трубы, что разорвало 35-атмосферным давлением пара, говорит он, на корабле в принципе быть не должно. Она не несет в себе никакой полезной функциональной нагрузки. Как аппендикс у человека.

-Многие из нас, – говорит Олег, – пользуются на дачах газовыми баллонами. Там стоит предохранительный клапан. Никто не додумался прикручивать к баллону трубу, на противоположном конце которой болтается такой клапан. Так и на крейсере. Предохранительный клапан надо было делать на жесткозакрепленном паровом мосту. И только от него уже отводить атмосферный трубопровод для сброса в экстренных случаях лишнего давления в грот-мачту.

Конструктивные недоработки в машинном отделении злят и командира БЧ-5 (электромеханической боевой части) капитана 2 ранга Николая Глазкова.

-Я просил Северное КБ, – говорил он, – заместителя главного конструктора проекта Кудрова и главного конструктора механической установки Федюшина сделать дополнительный трап с верхнего яруса на нижний, еще один вырез в стенке котельной. Было бы удобнее бегать от одного вентиля к другому, да и в случае чего (я как бы предчувствовал эту аварию) легче убежать на другой горизонт или быстрее покинуть опасное место. Но они встретили мое предложение в штыки. Мол, проект уже утвержден во всех инстанциях, и что-либо менять здесь невозможно.

-А надо-то было, – говорит Глазков, – найти четыре уголка, поставить трапик – десяток металлических прутьев… Стоит все копейки. Но пожалели их, а люди за такую несговорчивость заплатили жизнью.

-Увижу этих конструкторов, – руки ни за что не подам, – сердится кавторанг.

После аварии, унесшей пять человеческих жизней, на крейсере работала межведомственная комиссия. По факту гибели людей открыто уголовное дело. Следователи военной прокуратуры допросили всех должностных лиц корабля, в том числе и командира крейсера капитана 1 ранга Добрышева, и командира БЧ-5 капитана 2 ранга Глазкова. Почему на боевом посту стояли именно эти люди, а не другие? Был ли у них допуск к самостоятельному несению боевой вахты или нет? Кто проводил обучение моряков и какие знания они показали на итоговой проверке? Нарушений требований безопасности и воинских уставов на корабле прокуратура не нашла.

Уголовное дело по отношению к командному составу крейсера «Петр Великий» закрыто. Процесса, как по отношению к командиру крейсера «Адмирал флота Горшков» капитану 1 ранга Владимиру Рудзику, где несколько лет назад от прорыва перегретого пара так же погибли моряки, здесь не будет.

Но память о погибших, об аварии 27 октября 1996 года на крейсере останется навсегда.

Командир «Петра» капитан 1 ранга Евгений Добрышев сказал мне, что представил всех отличившихся во время аварии моряков к государственным наградам. Они совершили подвиг, и он должен быть замечен и отмечен страной. Жалко только, что подвиг стал очередной платой за чью-то халатность, безответственность и разгильдяйство. Но иначе, видимо, не бывает. На «ровном месте» самоотверженность, мужество и мужской, воинский характер проявлять не приходится.

В носовом машинно-котельном отделении будет прибита памятная доска. В музее крейсера – фотографии погибших и тех, кто спас корабль, рассказ об их мужественных действиях в минуты испытаний. Пусть следующие поколения моряков «Петра Великого» учится на их примере, перенимает заложенные ими традиции. Хотя, не дай Бог, чтобы такое ЧП повторилось.

Источники информации:
http://vs.milrf.ru/armament/marine/kr_peter1.htm
http://www.rian.ru/ruharakter/20061213/56853129.html


19 Комментов

  1. Вал:

    Наши адмиралы забыли чему их обучали в академиях и вместо ударной корабельной (комплексной) группы, как положено и как надо, отправили в пиратский рейд беззащитный корабль, а мы то думали что рейдерства при современных военных достижениях не будет.
    Молодцы наши адмиралы, на любое преступление готовы. Пираты однако.

    [Написать ответ на этот комментарий]

    *** Reply:

    При таких уродах, что сидят в правительстве, у нас еще и не такое будет. Скоро в море не чего отправлять будет…

    [Написать ответ на этот комментарий]

  2. Дядя Сэм:

    А что слабо самим трап сварганить?….Моряки называется

    [Написать ответ на этот комментарий]

    georgiy Reply:

    самим нельзя.запрещено что-либо изменять в конструкции корабля.

    [Написать ответ на этот комментарий]

  3. Виктор( бывший отв.здатчик):

    История – это вещь!А всякую вещь возможно:- заменить,переписать, построить факты заново, убрать даты,людей – очевидцев.А память человеческую уничтожить нельзя!Кто-то ордена получил,карьеру построил…А многие жизнь «сломали»…Вот как бывает…

    [Написать ответ на этот комментарий]

  4. Антон:

    Я служил на Петре Великом. Хороший крейсер.Жаль очень,что показывают много вранья.

    [Написать ответ на этот комментарий]

    константин Reply:

    Антон,я на Петре служил 1999-2001.если ты меня прочитал-отзовись,браток!!!

    [Написать ответ на этот комментарий]

    константин Reply:

    я служил на ПЕТРЕ 1999-2001.если ты меня читаешь-отзовись,браток!!

    [Написать ответ на этот комментарий]

  5. Михаил:

    Служил на подобном,на первом борту этого проекта. Были конечно и аварийные ситуации, одна из них, как раз по вине будущего кэпа Петра.

    [Написать ответ на этот комментарий]

  6. Михаил:

    Не Коля Болбат, а Александр Болбат!!!

    [Написать ответ на этот комментарий]

    дммтрий Reply:

    согласен…но не 1998..а в 1996..было

    [Написать ответ на этот комментарий]

  7. рад:

    это случилось не в 98,а в 96 году ,я был там бч / 2

    [Написать ответ на этот комментарий]

    водолаз Reply:

    да, это так, я принимал раненых на буксир обеспечения, от ребят пахло варёным мясом,

    [Написать ответ на этот комментарий]

    Владимир Reply:

    В каком девизьоне служил?

    [Написать ответ на этот комментарий]

    Алексей Reply:

    Я за 20 минут был там.У меня в обслуживании опреснительная установка была.Видел все.Удар.Как все было.Служил в БЧ5

    [Написать ответ на этот комментарий]

    дмитрий Reply:

    то же бч 5 спец трюмные ..на месте не был по тревоге уже..но Саньку Болбата хорошо знал..

    [Написать ответ на этот комментарий]

  8. Богомолов Николай:

    Столько ошибок, дикой некомпетенции да и просто вранья не встречал давно. Не зря нет под текстом подписи.
    Вечная память моим погибшим сослуживцам по «Петру» и очень стыдно за то как обгадили Кудрова и Федюшина -исключительно грамотных конструкторов СПКБ.
    Бывший вахтенный механик крейсера Н.В. Богомолов

    [Написать ответ на этот комментарий]

  9. Юрий:

    Не случай Россия страна героев,Любое головотяпство ведет к гибели людей. Чтобы властям не говорит правду проще объявить людей героями.Курск утонул 118 человек, подлодка Нерпа 20 человек и т.д. и т.п.Не потому ли СССР развалился, что управляют те кто не способен изменить жизнь людей в лучшую сторону Не пора ли заняться Миром чем искать образ врага и вооружаться чтобы скомпроментировать себя!?

    [Написать ответ на этот комментарий]

  10. Vladimir:

    Добрый день. В 96 м я тоже принимал участие в строительстве Петра.
    Как-то утром Придя на завод, где стоял крейсер, нам сказали, что вырезали ночью метр какой-то трубы с Петра и это при том что был пост №1 уже. Говорили что дорогая сталь. Я в то время занимался управлением я. реактора. Просто этот случай запал в память.
    Была беготня – старались замять это дело. Жаль что так все вышло – из-за заминаний таких дел гибнут наши ребята. Хорошо хоть самое главное в корабле работает как надо всетаки разработки 67 гг

    [Написать ответ на этот комментарий]

Обсуждение данной записи


Rambler's Top100
© 2007-2010 Военный портал ·