Блоги

Вспомнить «Варяг» — 2

 

Как отметил в предыдущем блоге — вчера исполнилось 105 лет знаменитому бою «Варяга» с японской эскадрой. Досадно, что нигде в средствах массовой информации упоминание об этом немаловажном событии не появилось. Что ж, продолжу свой рассказ…

Итак, «Варяг» и «Кореец» выходят из порта, им салютуют иностранные крейсера — исход боя понятен, русские спокойно идут на смерть. «Варяг» идет мелководными шхерами по фарватеру, за шхерами его ждут японцы. В 11-45 броненосный крейсер «Асама» открывает огонь по «Варягу», через две минуты ему в ответ полели русские снаряды…

Бой продолжался примерно час, чуда не случилось — все же от подавляющего перевеса никуда не денешься. «Варяг» выпустил по врагу больше тысячи снарядов разного калибра, но и сам был буквально замордован японским огнем. К концу боя из восьми 6-дюймовых орудий крейсера могли вести огонь только два. Надстройки и сооружения были разрушены, палуба по описаниям свидетелей — залита кровью, усеяна рваным железом и остатками человеческих тел. Было повреждено рулевое управление, колабль получил три подводные пробоины, начал описывать циркуляцию. Руднев решает прекратить бой и вернуться в порт.

Порой его обвиняли, что не сделал попытки использовать скоростные качества «Варяга» (крейсер считался одним из самых быстроходных в своем классе), бросить в порту «Корейца», принять людей на борт и попробовать вырваться, развив максимальную скорость. На самом деле у Руднева не было такой возможности по двум причинам. Во-первых место боя представляет собой сложное мелководье, ограничивающее маневр и скорость. Уриу это учел до мелочей и грамотно заблокировал возможные маршруты «Варяга». Анализ боя показывает, что Руднев своими маневрами пытался его переиграть, и делал это достаточно успешно, но к моменту когда можно было говорить о выходе в открытое море — «Варяг» уже был тяжело поврежден, двигаться дальше не мог и единственным выходом стало возвращение. Во-вторых, «Варяг» — крейсер американской постройки, на нем были применены новые (и не оправдавшие себя) паровые котлы Никлосса. Проблемы с машинами во время эксплуатации возникали постоянно, не исключено что крейсер просто не мог на тот момент развить максимальной скорости.

Что было дальше — также хорошо известно. С «Варяга» снимают 21 погибшего моряка, больше сотни раненых, их принимают стоящие в порту крейсера — французский, английский, итальянский. Капитан американской канонерки раненых принять отказался, заявив что не имеет на этот счет указаний от своего министра! Правда потом послал на «Варяг» своего врача и санитаров (врачи с других судов уже работали на крейсере, и даже командир французского «Паскаля» прибыл на «Варяг» и помогал переправлять раненых), но от их услуг отказался уже Руднев.

На общем собрании офицеров крейсера принимается решение — переправить оставшихся людей на нейтральные крейсера, корабль затопить. Делать это приходится крайне быстро — ультиматум Уриу никто не отменял, времени остается только до 16 часов. Команде разрешается захватить малые чемоданы, офицеры крейсера, занятые перевозкой раненых — не успевают забрать вообще ничего, теряют все свое имущество. Команда покидает крейсер, трюмные механики открывают кингстоны и спускаются в шлюпки. Последним, убедившись что на борту никого не осталось, в 15-40 крейсер покидает его командир, капитан I ранга Руднев, спускается в катер с «Паскаля», где его ждет французский капитан. «Варяг» медленно уходит под воду. Все кончено.

Опять же пытались обвинять Руднева — почему он не взорвал крейсер, а просто затопил его, и как заявляют, подарил корабль японцам — ведь они же его в итоге подняли и ввели в строй. Ответ прост — Руднев сделал это, согласившись с просьбой иностранных командиров. Уже после «Варяга» был подорван «Кореец», осколки и части корабля разлетелись по всему порту, заполненному кораблями — взрыв более крупного корабля был бы еще более опасен, чреват повреждениями нейтральных судов и человеческими жертвами. Японцам же корабль достался очень нелегко — поднять «Варяг» они смогли только после войны, в спокойной обстановке, потратив два года и сумму порядка 5 миллионов рублей (тех еще, полновесных) в эквиваленте. А в итоге полноценный боевой корабль все равно не получили, крейсер под именем «Сойя» использовался только как учебный. И еще одна дипломатическая тонкость имела место — «Варяг»затонул сам, это дало его команде статус «потерпевших кораблекрушение», а не интернированных или военнопленных. И японцы такие правила игры приняли. Около 20 особо тяжелых раненых пришлось отправить в английский госпиталь на берегу. Японцы впоследствии их не тронули и в плен забрать не пытались.

Вопрос о японских потерях представляется мне весьма спорным. Источники — в основном пресса того времени и утверждения сторонних свидетелей. Считается, что «Варяг»потопил японский миноносец и нанес существенные повреждения крейсерам «Асама» и «Такачио», они вынуждены были направиться на доковый ремонт. Свидетели в Чемульпо (в основном с иностранных кораблей) утверждали, что японцы сняли с эскадры порядка 30 убитых и около 200 раненых направили в госпитали. Но — сами японцы заявили что потерь у них не было! Самое главное — мне нигде не удалось обнаружить название потопленного «Варягом» миноносца — а состав японского флота хорошо известен, боюсь что этот факт выдуман прессой того времени. Но попадания в японские корабли были отмечены, это факт. Считаю, что обе стороны приукрасили события. Мы — чтобы гибель «Варяга» не казалась бесполезной. Японцы — чтобы еще раз продемонстрировать свое превосходство. Потерь и повреждений у них не могло не быть, но представляется что они были все же невелики.

Приходится признать артиллерийское превосходство японцев, не только подавляющее количественное, но прежде всего качественное . Впоследствии ход морских сражений во время русско-японской войны показал крайне низкую эффективность русских бронебойных пироксилиновых снарядов по сравнению с японскими фугасными, начиненными гораздо более мощной шимозой (она же тринитрофенол, лиддит, мелинит, она же пикриновая кислота). К тому же японский флот уделял особое внимание подготовке комендоров, чего не было у нас. Японцы старались особо отобрать и выделить лучших артиллеристов, ценили их, направляли на наиболее важные корабли, назначали в расчеты главных калибров, от которых прежде всего зависит исход боя. Любой ценой старались удержать таких комендоров на местах, с одной стороны принудительно продлевая срок службы, с другой — повышая им жалование . В итоге точность огня японцев была превосходной, действие снарядов — сокрушительным. Для нас это окончилось Цусимой…

Подвиг «Варяга» оценил весь мир. Оценили и враги. Про японцев можно много чего сказать — да, они коварны и вероломны до подлости, плюют на законы, презирают людей других наций, жестокость их порой давала звериные, абсолютно дикие вспышки. Хотя надо отметить, в русско-японскую войну они относились к нашим пленным чрезвычайно корректно, в последующих войнах это не повторялось. Но чего нельзя отнять у японцев — это личной храбрости, порой доходящей до фанатизма, фантастической стойкости и верности своему долгу. И они очень ценят и уважают, если такие качества проявляет противник. Кстати, командиры иностранных стационеров все-таки направили адмиралу Уриу письменный протест. На что японский адмирал ответил, что благодаря действиям ХРАБРОГО РУССКОГО КОМАНДИРА (так и написал) боевые действия в нейтральном порту вести не пришлось, международное право не было нарушено, поэтому повода для протеста он не видит…

Кончилась война, улеглись страсти — и в 1907 году Мейцзи Муцухито, император Японии награждает Руднева высоким знаком отличия — орденом Восходящего Солнца. Всеволод Федорович орден принял. Но никогда не носил.

Комментировать

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные

Выше