Оружие

Интервью сербской газете «Вечерние новости»

#quote_startВ преддверии официального визита в Сербию Дмитрий Медведев дал интервью сербской газете «Вечерние новости»#quote_end.

— Ваш визит в Белград руководство Сербии уже сейчас называет историческим. Вы — первый российский Президент, который посещает Сербию как самостоятельное государство. В чем Вы видите важность Ваших переговоров в Белграде, и каковы перспективы будущих отношений двух дружеских государств?

— Предстоящий визит в Белград — для меня, действительно, очень важен. Рассчитываю на дальнейшее продвижение межгосударственного сотрудничества и укрепление братских связей между народами.

Визит приурочен к 65-летию освобождения сербской столицы от фашистских захватчиков. Это событие — огромного значения. Ведь оно наполнено общей исторической памятью и общей гордостью за мужество наших отцов и дедов, победивших фашизм.

Это первый визит Президента России в Сербию — после ее возвращения на международную арену в качестве самостоятельного, суверенного государства. Вместе с тем — мы не строим наши отношения с «чистого листа». У нас уже есть богатейший опыт сотрудничества. Он опирается на вековые традиции и взаимные симпатии народов. Нас объединяют схожие цели и взаимные прагматичные интересы. В ходе предстоящих контактов рассчитываем подробно обсудить планы по реализации крупных совместных проектов. В том числе — в энергетической отрасли, в сферах транспорта, культурно-гуманитарного и научно-технического сотрудничества. Иными словами — предстоит серьезная работа, чтобы совместными усилиями не только укрепить фундамент нашего сотрудничества, но и способствовать более полному раскрытию его богатого потенциала — на перспективу.

— Руководство России и российский народ в течение последних нескольких лет оказывали действенную и искреннюю поддержку сербам в борьбе за сохранение своей территории, края Косово и Метохии. И в Белграде, и Москве придерживаются схожего мнения, что борьба за сохранение Косова должна идти в рамках международного права. Как Вы видите перспективу решения вопроса Косова в условиях, когда мощные западные государства игнорируют международное право?

— К сожалению, за последнее десятилетие (ставшее критическим в истории урегулирования проблемы Косово) сделано немало трагических ошибок. Некоторые из них -допускались сознательно, как часть плана по внедрению в международную практику односторонних решений.

Несмотря на старания защитников косовской независимости представить ее как необратимый процесс, закрыть этот вопрос — не удастся. Считаем, что необходимо шаг за шагом доказывать, что альтернатива правовому произволу все-таки есть. И без последнего слова Сербии никто не сможет утверждать, будто косовский вопрос решен.

Россия свое участие в урегулировании выстраивает по давно согласованной с сербскими коллегами формуле: инициатива — за Белградом, а мы его последовательно поддерживаем. Такой подход (с поправкой на весьма непростой характер проблемы) доказывает свою эффективность.

— Недавно в Нью-Йорке Вы сказали, что период однополярного мира завершен. Очевидно, что и Президент Барак Обама понимает, что в мире не может быть одного «хозяина». Однако этот процесс не будет ни быстрым, ни легким. Что, по Вашему мнению, следует сделать, чтобы в мире было больше справедливости и меньше применялась сила? Может ли ООН после реформы вернуть потерянное уважение в мире?

— Сегодня уже никто не ставит под сомнение тот факт, что мир переживает глубокую трансформацию. Складывается совершенно новая геополитическая ситуация, которая определяется нарождающейся многополярностью, укреплением новых центров экономического роста и политического влияния.

Стало очевидным, что стратегия односторонних действий -дестабилизирует международную обстановку. Провоцирует напряженность и гонку вооружений, усугубляет межгосударственные противоречия, ведет к росту напряженности в межцивилизационных отношениях. Международная безопасность и сотрудничество, безусловно, выиграют от того, что наши американские партнеры пришли к осознанию неприемлемости доминирования одной страны, о чем свидетельствует и выступление Президента Барака Обамы на Генеральной Ассамблее ООН.

Конечно, адаптация к новой реальности не будет быстрым. Но важно то, что американская администрация настроена на многостороннюю дипломатию и на понимание необходимости опираться на потенциал ООН.

В международных отношениях складывается сейчас объединительная повестка дня по самому широкому кругу вопросов. Это вызвано, прежде всего, наличием общих для всех государств глобальных вызовов. Идет совместный поиск путей выхода из мирового финансового кризиса, противодействия распространению ОМУ и средств их доставки, борьбы с международным терроризмом. Эта тенденция повышает значение т.н. сетевой дипломатии и многосторонних механизмов, обеспечивающих вовлечение всех государств в общемировые процессы.

Как никогда ранее ощущается потребность и в неформальном коллективном лидерстве, в повышении роли таких форматов, как «Группа двадцати». Растет востребованность Организации Объединенных Наций как проверенного временем механизма гармонизации интересов различных государств — в соответствии с общепризнанными нормами международного права. Значение ООН для преодоления кризисных ситуаций, урегулирования острых проблем и конфликтов отнюдь не уменьшилось. Устав Организации, по сути, был изначально ориентирован на реалии многоцентричного мира. В последние годы накопилось немало доказательств того, что действия в обход Устава ООН и ее Совета Безопасности — не решают проблем. Напротив, ведут к расширению конфликтного пространства.

Разумеется, происходящие в мире изменения требуют от этой всемирной Организации и ее органов адаптации к новым реалиям. Однако при этом следует учитывать, что реформа ООН (включая расширение ее Совета Безопасности) — не самоцель. Любые изменения должны быть направлены на повышение эффективности ООН, закрепление ее центральной роли в мировых делах. При принятии реформенных решений необходимо руководствоваться задачей сохранения межгосударственной природы этой уникальной Организации. Достижение такой цели возможно лишь при обеспечении максимально широкого согласия среди государств-членов по всем аспектам преобразований.

— Успехи России искренне радуют большинство сербов. По сравнению с периодом правления Бориса Ельцина прогресс очевиден. Однако Вы и премьер-министр Владимир Путин считаете, что следует модернизировать промышленность и перестать пользоваться прибылью только от экспорта сырья. Как Вы планируете на государственном уровне стимулировать модернизацию производства? Насколько реальны Ваши планы относительно значительного повышения производства и уменьшения импорта до 2020 года?

— При всей остроте политических и социально-экономических преобразований 90-х годов, именно тогда в России были заложены основы рыночной модели экономического развития. И все последующие годы в нашей стране предпринимались меры по укреплению института частной собственности, расширению предпринимательской активности, улучшению делового и инвестиционного климата.

Перемены, которые произошли во всех сферах жизни российского общества — огромны. Сегодня мы уже решаем задачи перехода от сырьевой экономики к инновационной, её модернизации и технологического развития. Всё это должно обеспечить достойное место России в современном мире — мире ХХI века.

Недавно мы определили пять главных приоритетов, деятельность по развитию которых находится под прямым президентским контролем. Это — вопросы повышения энергоэффективности и ресурсосбережения (включая разработку новых видов топлива), ядерные технологии, фармацевтика и медицинская промышленность, современные информационные технологии и программное обеспечение, а также — космическая отрасль и телекоммуникации. Я возглавил соответствующую Комиссию, в состав которой вошли как государственные служащие, так и представители российского крупного и среднего бизнеса, видные ученые, эксперты, представители общественности.

Добавлю, что мы самым внимательным образом реагируем на любые сигналы, связанные с необходимостью изменений в институциональной среде, налоговой, амортизационной и бюджетной политике. И, думаю, мы в состоянии добиться реального прогресса в решении задач модернизации уже в ближайшие 5-10 лет.

— В большинстве Ваших интервью Вы и премьер-министр Владимир Путин честно признаетесь, что достигли слабых результатов в борьбе с самым большим русским злом — коррупцией, Что представляет главный барьер в борьбе с взяточниками?

— Хорошо известно, что с коррупцией, в той или иной степени, сталкиваются практически все государства — включая самые развитые. В России — вопрос о коррупции стоит, действительно, остро. И, по данным социологических опросов, свыше половины российских граждан считают коррупцию главным препятствием на пути экономического подъема страны.

Может быть, это выглядит, на первый взгляд, несколько парадоксальным, но один из главных барьеров в борьбе с коррупцией — это технологическая отсталость. Изменить положение дел не в последнюю очередь может развитие информационного общества, повышение качества и «прозрачности» оказываемых публичных услуг (многие из которых должны оказываться в электронном виде). Доступность информации о деятельности государственных органов для людей, а также сведение к минимуму прямого общения чиновника и гражданина — препятствует выстраиванию «цепочки» коррупционного сговора. И не случайно, что вопросы информатизации экономики и общественной жизни, внедрение принципов «электронного правительства» на всех уровнях власти — в числе наших приоритетов модернизации.

Разумеется, это далеко не единственный путь борьбы с коррупцией. Основные меры — сформулированы в нашем Национальном плане по противодействию коррупции. Акцент делается на предупредительные меры. И здесь мы уже создали необходимые правовые рамки, опираясь, в том числе, и на лучший международный опыт.

Убежден, что все эти меры обязательно принесут результат. В том числе, и недавно принятые — относительно контроля за сведениями о доходах и имуществе государственных служащих.

Политическая воля руководства страны выражена вполне определенно. Борьба с коррупцией не должна превращаться в рутину или выливаться в кампанейщину. Результат не будет быстрым, но главное — это последовательно исполнять всё намеченное, не отступать и создавать в обществе атмосферу неприятия коррупции.

— Еще когда Вы работали в Правительстве, Вы занимались одним из самых важных вопросов для будущего России — демографией. О планах стимулирования рождаемости, как и о борьбе с алкоголизмом, очень много говорили до начала экономического кризиса. Что Вы собираетесь делать в ближайшие несколько лет для решения этой проблемы, чтобы не допустить ситуации, при которой через несколько десятков лет многие области России опустеют?

— Действительно, демографические проблемы являются для нашей страны одними из самых сложных. Рост населения прекратился еще в начале 90-х, а уровень смертности стал тогда превышать уровень рождаемости.

Два года назад была принята Концепция демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года, где обозначены наши принципы и приоритеты, основные направления работы в данной сфере. Это — не только названные Вами стимулирование рождаемости и борьба с алкоголизмом, но и меры по снижению смертности (в том числе, граждан трудоспособного возраста). Кроме того, в Концепции предусмотрены меры по регулированию миграционных процессов.

Это документ долгосрочный, хорошо проработанный и продуманный. Наша задача — следовать его ориентирам и исполнять все ранее принятые решения. В первую очередь — взятые государством социальные обязательства. И делать это, несмотря на экономический кризис и сокращение доходов бюджета.

Отмечу, что уже через год после начала реализации демографической программы, появились первые результаты. Демографические итоги 2007 года показали: в России родилось 1,6 миллиона детей, что на 8% больше, чем в 2006 году. Это был самый высокий показатель с 1991 года.

Рост рождаемости продолжился и в 2008, и в 2009 годах. Так, за январь-август этого года смертность снизилась на 4%, а рождаемость повысилась на 3,6%. Да, пока эти показатели не такие высокие, как хотелось бы, но они демонстрируют позитивную тенденцию. Сегодня мы стремимся её закрепить и развиваем систему поддержки. Прежде всего — молодой семьи.

Свыше миллиона молодых мам ежегодно пользуются «родовыми сертификатами», выбирая те медицинские учреждения, которые могут оказать им наиболее квалифицированную помощь. Неработающие мамы, а таких у нас 1,2 миллиона — начали получать пособия по уходу за ребенком в возрасте до 1,5 лет. Серьезным стимулом повышения рождаемости стала система предоставления «материнского (семейного) капитала». При рождении в семье второго ребенка ей выделяется денежный сертификат, который можно использовать для образования детей, улучшения жилищных условий или можно перечислить на накопительную часть пенсии матери. Всего с 2007 года выдано около полутора миллионов таких сертификатов.

Важным практическим решением стала реализация в рамках федеральной целевой программы «Жилище» на 2002-2010 годы подпрограммы «Обеспечение жильем молодых семей». Благодаря этой подпрограмме тысячи молодых супругов въехали в новые — более современные и комфортные — квартиры.

Наш опыт показывает, что позитивные результаты достигаются тогда, когда предпринимаются конкретные и всем понятные меры. Здесь важны последовательность и системность, а также согласованность действий всех уровней власти.

То, что мы на верном пути, говорит и следующий важный факт: в августе этого года зафиксирован естественный прирост населения на одну тысячу человек.

— На днях Вы оптимистически высказались в одном из интервью относительно шансов достичь договора с американцами по ПРО и по сокращению ядерного вооружения. Многие российские генералы говорят, что на сегодняшний момент значительное уменьшение ядерных потенциалов более выгодно для США, чем для России, потому что США уже проводят эксперименты с новым видом оружия. Какое число ядерных боеголовок ваши эксперты считают достаточным, чтобы гражданам России был гарантирован спокойный сон?

— Начнем с того, что ни о каком договоре по ПРО с американцами, к сожалению, речь не идет. Вместе с тем, я позитивно оценил решение Президента Барака Обамы отказаться от планов развертывания элементов стратегической ПРО США на территории Польши и Чехии.

Что касается нового американского проекта построения глобальной ПРО (включая ее европейский сегмент), то здесь нам еще предстоит детально разобраться на экспертном уровне. Оценить его с точки зрения интересов национальной безопасности России.

Когда мы говорим о ядерном разоружении, то исходим из того, что ядерное оружие не может быть применено на практике. И не забываем, что многие десятилетия его существование служило гарантом поддержания стратегической стабильности и безопасности в мире. Мы и сегодня считаем необходимым поддержание баланса сил с США. Со своей стороны, ориентируемся на сохранение ядерных вооружений на уровне, минимально необходимом для обеспечения национальной безопасности России и наших союзников. Мы не раз заявляли, что готовы уменьшить количество носителей стратегических наступательных вооружений более чем в три раза. В настоящее время в Женеве как раз ведутся переговоры по выработке новой, юридически обязывающей российско-американской договоренности по сокращению и ограничению СНВ, которая и должна зафиксировать такой уровень. Делаем все необходимое, чтобы выйти к декабрю на подписание соответствующего документа.

Убежден, что решение проблем в области ядерного нераспространения и разоружения — в наших общих интересах. Это было бы мощным фактором формирования благоприятной международной обстановки в целом.

Источник информации:
Интервью сербской газете «Вечерние новости»

Комментировать

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные

Выше