Оружие

Политика: Каяться не стал

Экс-премьер Тони Блэр рассказал о причинах вторжения Британии в Ирак в 2003 году. Блэр заявил, что полагался на оперативные данные и искренне поверил в необходимость свержения режима Саддама Хусейна. Он отверг предположения, что поддался уговорам США. При этом бывший премьер признал, что Британия никогда не верила в связь режима Хусейна с международной террористической сетью «Аль-Каида». Выступление Блэра не понравилось родственникам погибших в Ираке британских солдат − они обвинили его в неуважении и смерти своих близких. Бывший премьер-министр Великобритании Тони Блэр в пятницу жестко отстаивал свое решение отправить в 2003 году британских солдат на войну с режимом иракского лидера Саддама Хусейна. По его словам, тогда он ни капельки не сомневался, что у Багдада было ядерное оружие.

«Саддам представлял серьезную угрозу»

Трехчасовую речь Блэр произнес перед комитетом по расследованию британского вторжения в Ирак. В прямом эфире ее транслировали ведущие телеканалы страны. Бывший премьер заверил, что информацию о наличии у Ирака оружия массового поражения собрали британская и американская разведка.

«В то время, по крайней мере, для меня было очевидно, что это опасная угроза и нужно отнестись к ней серьезно», − заявил Блэр.
По его словам, информация разведки говорила об одном – нельзя просто сидеть и ждать, поэтому требовалось предпринять четкие действия. «Я решил, что эти сведения подтвердили наше предположение о том, что Саддам представлял большую угрозу», − пояснил Блэр.
Тем не менее он признал, что информация прессы о готовности Ирака применить ядерное оружие в течение 45 минут была получена не от разведки, а родилась в недрах его правительства. Однако он подчеркнул, что на эту цифру обратили внимание позже, а в момент принятия решения об отправке войск ей не придавали значения.
Бывший премьер также заявил, что оценка правительством террористической угрозы резко изменилась после атак террористов на США 11сентября 2001 года. Чтобы лучше донести мысль, он привел в пример борьбу британских властей с Ирландской республиканской армией.
По его мнению, до терактов в США британская и американская политика сдерживания режима Хусейна «умными» санкциями была оправдана, правда, «в ней были дыры». Он напомнил, что первые военные действия против Ирака его правительство предприняло еще в 1998 году совместно с администрацией президента США Билла Клинтона.
Говоря о взаимодействии с американской администрацией Джорджа Буша-младшего, Блэр сообщил, что после терактов 2001 года пообещал Вашингтону любую поддержку. Он отверг разногласия между ним и Бушем. По его словам, он убеждал Вашингтон в том, что мир на Ближнем Востоке связан с террористическими процессами, но при этом признал, что Британия никогда не верила в связь режима Хусейна с международной террористической сетью «Аль-Каида». Но, добавил Блэр, у стран-изгоев были возможности устанавливать контакты с террористическими организациями.
«Есть очень тесные связи между террористическими структурами и государствами, которые их спонсируют. В этих государствах, в Иране в особенности, есть экстремистские и ошибочные взгляды на ислам», − пояснил бывший британский премьер.
Беседа на ранчо

Выступавший на аналогичных слушаниях в ноябре прошлого года бывший посол Соединенного Королевства в США Кристофер Мейер предположил, что договоренность между Вашингтоном и Лондоном о «смене режима» в Багдаде была достигнута в апреле 2002 года на встрече Блэра и Буша на ранчо американского лидера в Кроуфорде. Бывший посол отметил, что после этого позиция Лондона в отношении «иракской проблемы» изменилась.

«Это было в первый раз, когда Тони Блэр публично произнес фразу «смена режима», − рассказал бывший посол. − Он (Блэр) постарался извлечь уроки из (терактов) 11 сентября и применить их к ситуации в Ираке, что, с моей точки зрения, − отнюдь не случайно, а целенаправленно – привело к объединению угрозы, представляемой Усамой бен Ладеном и Саддамом Хусейном. Когда я услышал эту речь, то подумал, что это является свидетельством сплочения альянса Великобритания − США и в определенной степени сближения (позиций двух стран в оценке) в отношении угрозы, представляемой Саддамом Хусейном».

По словам Мейера, все остальные усилия по разрешению «иракской проблемы» в ООН были бессмысленны, поскольку был составлен график американского вторжения в Ирак в марте 2003 года.

По словам Блэра, на той встрече он сказал Бушу, «что надо что-то делать с его (Хусейна) оружием массового уничтожения, и если это означает смену режима, то так тому и быть».

«Единственное обязательство, которое я (тогда) дал и дал открыто, было обязательство заниматься проблемой, представляемой Саддамом Хусейном», − заявил он.

Блэр также отрекся от выраженной им в декабре прошлого года в интервью BBC мысли о том, что решение о свержении Хусейна в любом случае было правильным, независимо от того, было ли на тот момент в Ираке оружие массового уничтожения или нет. Такое циничное откровение Блэра вызвало тогда волну негодования в общественных и политических кругах страны и породило бурную дискуссию в СМИ. Сегодня же бывший премьер заявил, что его неверно поняли.

«В том интервью я не употреблял слова «смена режима», − сказал он. − Моя позиция заключалась в том, что была нарушена резолюция ООН по ОМУ. Вот в чем дело. Это было справедливо тогда, это остается справедливым и сегодня».

«Он ухмылялся»
Перед зданием, где Блэр давал показания, с утра собрались сотни противников политики бывшего премьера. Чтобы избежать неприятных инцидентов, Блэра привезли на машине в оцепленную зону сзади здания, где он воспользовался черным ходом. В начале слушаний всех участников мероприятия попросили не прерывать выступление экс-премьера.
Показания Тони Блэра слушали приглашенные родственники убитых в Ираке британских солдат. Как сообщает The Guardian, мать погибшего в 2003 году в вертолетной катастрофе 24-летнего солдата Терезия Эванс обвинила Блэра в неуважении. Она потребовала посмотреть ей в глаза и извиниться за смерть ее сына. «Вместо этого он ухмылялся», − заявила Эванс.

Анна Донначи, чей 18-летний сын Поль погиб от снайперской пули в 2006 году, призналась, что виноват в этой смерти только Блэр. «Он просто все отрицал, – сказала Донначи. – Он не был готов к этим фактам. Я верю, что он сделал огромную ошибку, когда отправил моего сына в Ирак».
Сара Чепмэн, чей брат сержант Боб О’Коннор погиб пять лет назад, выразила пожелание услышать Блэра лицом к лицу. Все три часа тот сидел к аудитории спиной. «Он очень тверд в своих взглядах, как мы и ожидали, но понятно, что он не изучил все документы с членами правительства перед вторжением, − заявила она. − Мне противно от этого, очевидно, он действовал в одиночку».

Источник информации:
Политика: Каяться не стал

Комментировать

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные

Выше