Оружие

Общество: Владислав Шурыгин: Солдат нельзя винить за взрывы арсеналов

В субботу и понедельник на российских полигонах произошли два взрыва при утилизации взрывоопасных предметов и веществ. В результате погибли трое военнослужащих и четверо гражданских специалистов. Перед этим подобное ЧП произошло две недели назад, погиб военнослужащий по призыву. О том, почему в последнее время все чаще происходят такие трагедии, газете ВЗГЛЯД рассказал военный эксперт Владислав Шурыгин.
– Владислав Владиславович, как бы вы могли объяснить столь частые в последнее время ЧП со взрывами боеприпасов?
Складываются два обстоятельства. С одной стороны, стремительное устаревание всех советских арсеналов. Старые запасы хранятся неудовлетворительно. При этом нового оружия и боеприпасов у нас нет, приходится использовать старые. Сейчас идут учения на Дальнем Востоке, во время боевых стрельб С-300 из пяти ракет три просто не вышли из контейнеров, потому что от старости были повреждены корпуса и топливо начало разлагаться.
Второе – в ходе нынешней военной реформы массово увольняются профессионалы в виде прапорщиков и контрактников, нагрузка на офицеров многократно возросла. Солдаты-срочники к такой работе допускаться вообще не должны.
Все лежит на одних и тех же людях, нагрузка очень большая, плюс ко всему и психологическая обстановка в профессиональных коллективах очень тяжелая. Это и приводит к тому, что ошибок становится все больше, соответственно возникают такие ситуации.
– Во время реформы сокращается не только число военнослужащих, но и целые части и соединения, после которых остается много боеприпасов. Влияет ли это на ситуацию?
– В ходе сокращения склады передвигаются, перемещаются, в то же время профессионалы уходят, склады охраняются непонятно кем. По замыслу Сердюкова охранять должны частные фирмы. Кто будет заниматься утилизацией, вообще неясно. Сердюков хочет переложить всю эту работу на гражданские коммерческие структуры, но этих структур пока не существует.
– Что будет, если работу с арсеналами действительно доверят частным фирмам?
– Допускать к этому частные фирмы означает фактически потерять контроль над своими арсеналами. Есть большая опасность того, что боеприпасы и оружие начнут расползаться. Серьезных фирм, которые можно было бы гарантированно допускать до боеприпасов и вооружения, не существует, их нужно создавать, нужно прописывать для них законодательную базу, инфраструктуру.

По словам Владислава Шурыгина, многие старые боеприпасы превратились во взведенные мины (фото: russia.ru)

По словам Владислава Шурыгина, многие старые боеприпасы превратились во взведенные мины (фото: russia.ru)

Когда все провозглашено, а ничего не происходит, на практике получается, что просто выбирается группа офицеров, которым поручается выполнять эти работы. Они и выполняют. До первого взрыва.
– Какие службы отвечают сейчас за перевозку и утилизацию боеприпасов?
– Раньше этими вопросами занимались инженерные службы округов, сейчас не знаю, кто. Утилизацией занимаются специальные заводы, их несколько. Но они не справляются. Чтобы боеприпасы доехали до завода, их нужно аккуратно вытащить со склада и переместить. Но многие боеприпасы не подлежат перевозке, поэтому их уничтожают методом взрыва, то есть вывозят на ближайший полигон, складывают дветри тонны снарядов в яму и взрывают.
Вот с такими абсолютно потерявшими товарный вид и выработавшими свой ресурс боеприпасами обычно и происходят подобные ЧП во время перевозки, во время выкладки, во время подрыва. К ним уже не подходят обычные технические нормы и правила. Многие из них являются фактически взведенными минами, потому что металл, который обеспечивает безопасность, к этому моменту уже проржавел, превратился в труху, а пружины как самый прочный элемент конструкции обычно ржавеют последними. Пружина, повисшая в воздухе, может при любом движении ударить по бойку.
– После таких ЧП многие возлагают вину на военнослужащих, которые непосредственно занимались утилизацией. Насколько это справедливо?
– Винить солдат-срочников или офицеров в таких взрывах – это последнее дело. Виновата вся система, которая это допускает. Солдат не умеет этого делать, он не обучен, прослужил всего год, и если он этим занимается,

Комментировать

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Популярные

Выше