Зенитный ракетный комплекс 2К12 "Куб"

Разработка ЗРК «Куб» была задана Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 18 июля 1958 г. Cамоходный зенитный ракетный комплекс «Куб» (2К12) предназначен для защиты Сухопутных войск, в основном — танковых дивизий, от средств воздушного нападения, летящих на средних и малых высотах. Комплекс «Куб» должен был обеспечить поражение воздушных целей, летящих со скоростями 420-600 м/с на высотах от 100-200 м до 5-7 км на дальностях до 20 км при вероятности поражения цели одной ракетой не менее 0,7.

Разработчиком ЗРК «Куб» в целом был определен Научно-исследовательский институт приборостроения, эта же организация вела работы по созданию самоходной установки разведки и наведения (главный конструктор установки А.А.Растов) и полуактивной радиолокационной головки самонаведения ракеты (главный конструктор головки Ю.Н. Вехов, с 1960 года — И.Г.Акопян). Главным конструктором комплекса назначили начальника ОКБ-15 В.В.Тихомирова, самоходная пусковая установка создавалась под руководством главного конструктора А.И.Яскина в СКБ-203 Свердловского СНХ, гусеничные шасси для боевых средств комплекса создавались в КБ Мытищинского машиностроительного завода — (ММЗ) Московского областного СНХ, главный конструктор шасси Н.А.Астров. Зенитную управляемую ракету для комплекса поручили создать КБ завода №134 ГКАТ, разработка ракеты комплекса «Куб» была начата под руководством главного конструктора И.И.Торопова.

Первые испытания комплекса, начатые в конце 1959 года, выявили ряд недостатков:

недостаточная можность привода ГСН и некачественное исполнение ее обтекателя;
неудачная конструкция воздухозаборников;
некачественное теплозащитное покрытие внутренней поверхности титанового корпуса камеры дожигания, в резальтате вместо титана стали использовать сталь.
Последовали так называемые «оргвыводы». В августе 1961 г. И.И.Торопова сменили на А.Л.Ляпина, в январе 1962 г. место трижды лауреата Сталинской премии В.В.Тихомирова занял Ю.Н.Фигуровский. Однако разгон зачинателей разработки не привел к ускорению работ. К началу 1963 г. из 83 запущенных ракет только 11 были оснащены ГСН. При этом удачно завершилось всего 3 пуска.

В 1964 г. пуски ракет проводились в более или менее штатном исполнении, но наземные средства ЗРК еще не укомплектовали аппаратурой связи, увязки взаимного местоположения. К середине апреля 1964 г. провели первый успешный пуск ракеты, укомплектованной боевой частью. Удалось сбить мишень — Ил-28, летящий на средней высоте. В дальнейшем пуски были, как правило, удачными, а точность наведения ракет на цель просто восхищала участников испытаний. С января 1965 г.по июнь 1966 г. на Донгузском полигоне (начальник полигона М.И.Финогенов) под руководством комиссии, которую возглавлял Н.А.Карандеев, провели совместные испытания комплекса.

Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 23 января 1967 г. комплекс был принят на вооружение войск ПВО Сухопутных войск.

Состав

В состав ЗРК «Куб» входят следующие боевые средства:

Зенитная управляемая ракета 3М9;
Cамоходная установка разведки и наведения 1С91;
Самоходная пусковая установка 2П25.

ЗУР 3М9 Как и ЗУР комплекса «Круг», ракета 3М9 выполнена по схеме «поворотное крыло». Однако, в отличие от ракеты ЗМ8, на ЗУР 3М9 для управления дополнительно использовались расположенные на стабилизаторах рули. В результате реализации данной схемы удалось уменьшить размеры поворотного крыла, снизить необходимую мощность рулевых машинок и использовать более легкий пневматический привод вместо гидравлического.

Ракета была оснащена полуактивной радиолокационной головкой самонаведения 1СБ4, которая захватывала цель со старта, сопровождала ее по частоте Доплера в соответствии со скоростью сближения ракеты с целью и вырабатывала управляющие сигналы для наведения ЗУР на цель. ГСН размещалась в передней части ракеты, при этом диаметр антенны приближался к размеру миделя ЗУР. За ГСН устанавливалась боевая часть, а далее — аппаратура автопилота и двигатель.

Ракета была оснащена комбинированной двигательной установкой. Впереди располагался камера газогенератора с зарядом двигателя маршевой (второй) ступени 9Д16К. Продукты сгорания заряда газогенератора поступали в камеру дожигания, где остатки горючего сгорали в потоке воздуха, входящего через 4 воздухозаборника. Входные устройства воздухозаборников, рассчитанных на сверхзвуковые условия работы, оснащались коническими центральными телами. На стартовом участке, до включения маршевого двигателя, выходы каналов воздухозаборников в камеру дожигания были закрыты стеклопластиковыми заглушками.

В камере дожигания размещался твердотопливный заряд стартовой ступени — обычная шашка с бронированными торцами (длиной 1,7 м и диаметром 290 мм, с цилиндрическим каналом диаметром 54 мм) из баллиститного топлива ВИК-2 массой 172 кг. Так как газодинамические условия работы твердотопливного двигателя на стартовом участке и ПВРД на маршевом участке требовали различной геометрии сопла камеры дожигания, по завершении работы стартовой ступени (длительностью 3-6 секунд) предусматривался отстрел внутренней части соплового аппарата со стеклопластиковой решеткой, удерживающей стартовый заряд.

Подрыв осколочно-фугасной боевой части 3Н12 массой 57 кг (разработка НИИ-24) производился по команде автодинного двухканального радиовзрывателя непрерывного излучения 3Э27, созданного в НИИ-571.

Длина ракеты составляла около 5,8 м при диаметре 330 мм. Для обеспечения перевозки собранной ракеты в контейнере 9Я266 применили складывание левых и правых консолей стабилизаторов навстречу друг другу.

Cамоходная установка разведки и наведения 1С91

В состав самоходной установки разведки и наведения 1С91 входили две радиолокационные станции — РЛС обнаружения воздушных целей и целеуказания 1C11 и РЛС сопровождения цели и подсвета 1С31, а также средства, обеспечивающие опознание целей, навигацию, топопривязку, взаимное ориентирование, радиотелекодовую связь с самоходными пусковыми установками, телевизионно- оптический визир, автономный источник электропитания (использовался газотурбинный электрогенератор), системы подъема антенны и горизонтирования.

Антенны РЛС располагались в два яруса — сверху антенна станции 1С31, ниже — 1C11 — и могли вращаться по азимуту независимо друг от друга. Для уменьшения высоты самохода на марше цилиндрическое основание антенных устройств убиралось внутрь корпуса гусеничной машины, а антенное устройство РЛС 1С31 разворачивалось вниз, располагаясь позади антенны станции 1С11.

Станция 1С11 представляла собой когерентно-импульсную РЛС кругового обзора (скорость обзора — 15 об./мин) сантиметрового диапазона с двумя независимыми работающими на разнесенных несущих частотах волноводными приемо-передающими каналами, излучатели которых были установлены в фокальной плоскости единого антенного зеркала. Обнаружение, опознание цели и целеуказание станции сопровождения и подсвета обеспечивалось при нахождении цели на дальностях от 3 до 70 км и на высотах от 30 до 7000 м при импульсной мощности излучения 600 кВт в каждом канале, чувствительности при-емников порядка 10Е-13 Вт, ширине лучей по азимуту около 1 град и суммарном секторе обзора по углу места около 20 град. Для обеспечения помехозащищенности в станции 1С11 были предусмотрены:

системы селекции движущихся целей (СДЦ) и подавления несинхронных импульсных помех
ручная регулировка усиления приемных каналов;
модуляция частоты повторения импульсов;
перестройка частоты передатчиков.
Станция 1С31 также состояла из двух каналов с излучателями, установленными в фокальной плоскости параболического отражателя единой антенны — сопровождения цели и подсветка цели. По каналу сопровождения цели станция имела импульсную мощность 270 кВт, чувствительность приемника порядка 10Е-13 Вт, ширину луча около 1 град. Среднеквадратичная ошибка (СКО) сопровождения цели по угловым координатам составляла около 0,5 д.у., по дальности — около 10 м. Станция могла захватывать на автосопровождение самолет типа «Фантом-2» с вероятностью 0,9 на дальности до 50 км. Защита от пассивных помех и отражений от земли осуществлялась системой СДЦ с программным изменением частоты повто-рения импульсов, от активных помех — использованием метода моноимпульсной пеленгации целей, системы индикации помех и перестройкой рабочей частоты станции. В том случае, если станция 1С31 все-таки подавлялась помехами, можно было сопровождать цель по угловым координатам с помощью телевизионного оптического визира, а информацию о дальности получать от РЛС 1C11. В станции предусмотрели специальные меры для устойчивого сопровождения низколетящих целей. Передатчик подсвета цели (и облучения ГСН ракеты опорным сигналом) генерировал непрерывные колебания и обеспечивал надежную работу ГСН ракеты.

Оборудование самоходной установки разведки и наведения размещалась на шасси ГМ-568. Масса самоходной установки разведки и наведения с боевым расчетом из 4 человек составляла 20,3 т.

Самоходная пусковая установка 2П25

На самоходной пусковой установке 2П25, размещенной на шасси ГМ-578 устанавливались лафеты с тремя направляющими для ракет и электрическими силовыми следящими приводами, счетно-решающий прибор, аппаратура навигации, топопривязки, телекодовой связи, предстартового контроля ЗУР, автономный газотурбинный электроагрегат. Электрическая стыковка самоходной пусковой установки с ракетой производилась посредством двух разъемов ракеты, которые срезались с помощью специальных штанг в начале движения ракеты по направляющей балке. Предстартовое наведение ракет в направлении упрежденной точки встречи ЗУР с целью производилось приводами лафета, отрабатывающими данные от самоходной установки разведки и наведения, которые поступали на самоходную пусковую установку по радиотелекодовой линии связи.

В транспортном положении ЗУР располагались хвостовой частью вперед по ходу самоходной пусковой установки. Масса самоходной пусковой установки с тремя ракетами и боевым расчетом из 3 человек на борту составляла 19,5 т.



Источники информации:

http://www.new-factoria.ru/missile/wobb/kub/kub.shtml

Комментировать

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Выше