Атомная подводная лодка с крылатыми ракетами (проект 661) Анчар

Осознав невысокую эффективность ПЛАРК первого поколения главным образом, по причине надводного старта ПКР руководство ВМФ начало торопить ОКБ-52 В.Н.Челомея с быстрейшей разработкой ПКР с подводным стартом. Эти работы хотя и велись с конца 50-х годов, но до их завершения было далеко. Главная проблема была в выборе двигателя для ПКР. Из всех возможных, реальными были только жидкостной или твердотопливный реактивный двигатель. Только они могли работать под водой. Заставить турбореактивный двигатель сразу после выхода из воды ПКР запуститься и выйти на номинальный режим тогда еще не умели. В окончательном варианте выбрали для ПКР твердотопливный двигатель. Работы по созданию новой ПКР «Аметист» начались в начале 60-х годов и завершились принятием ее на вооружение лишь в 1968 г. Дальность стрельбы и масса боевой части по сравнению с П-6 резко снизились. Однако благодаря подводному старту во много раз повысилась скрытность и, главное, внезапность применения ПКР с ПЛ. Для их размещения были построены ПЛАРК следующего поколения.

В декабре 1959 года было принято постановление ЦК КПСС и Совмина СССР «О создании новой скоростной подводной лодки, новых типов энергетических установок и научно-исследовательских, опытно-конструкторских и проектных работ для подводных лодок.» В соответствии с этим постановлением в ЦКБ-16 (ныне СПМБМ «Малахит») началась работа по проектированию высокоскоростной ПЛАРК второго поколения с титановым корпусом, АЭУ второго поколения и крылатыми ракетами, стартующими из-под воды пр.661, шифр «Анчар» (по классификации НАТО «Papa»). Новая ПЛАРК предназначалась для нанесения ударов ПКР «Аметист» и торпедами по группировкам БНК (авианосным ударным соединениям) противника.

Главный конструктор Н.Н.Исанин, главный наблюдающий ВМФ капитан 2 ранга Ю.Г.Ильинский, затем капитан 2 ранга В.Н.Марков. В работах над пр.661 принимал активное участие ЦНИИ №45 (ныне — ЦНИИ им. академика А.Н.Крылова). Институтом исследовались как собственно «корабельные» вопросы, связанные с созданием нового атомохода, так и вопросы боевой эффективности скоростной подводной лодки. Всего в работах по программе было задействовано, в общей сложности, более 400 организаций и предприятий. Корабль предназначался для нанесения ударов крылатыми ракетами и торпедами по крупным надводным кораблям противника. ПЛАРК планировалось использовать также для отработки новых конструкционных материалов (в частности, титанового сплава для корпуса ПЛ) и проверки новых образцов вооружения и технических средств. В начале 1960 г. был представлен и утвержден постановлением Совмина СССР предэскизный проект и основные тактико-технические элементы ПЛАРК, в мае того же года — эскизный проект. Одновременно было подтверждено запрещение использовать на проектируемой ПЛА ранее освоенную технику, оборудование, системы автоматики, приборы и материалы. Этим хотя и стимулировался поиск новых технических решений, но, одновременно, удлинялись сроки проектирования и строительства ПЛАРК, что в какой-то степени предопределяло ее судьбу и было очередным проявлением волюнтаризма высшего руководства. Рассматривалось три альтернативных основных конструкционных материала для изготовления прочного корпуса — сталь, алюминий или титан. В конечном итоге было решено выбрать титан. В 1961 году, после утверждения технического Проекта, начался выпуск рабочих чертежей, а уже в следующем — 1962 г. — началось изготовление на СМП первых корпусных конструкций из титана, который впервые применялся в мировом подводном кораблестроении. При решении использовать титан принимались во внимание его антикоррозийность, маломагнитность и высокая прочность, хотя базы по его производству не было — она создавалась одновременно с постройкой лодки.

Конструктивно ПЛАРК пр.661 — двухкорпусная. Легкий корпус имел в поперечном сечении круговую форму с кормовой оконечностью типа «раздвоенная корма» с разнесенными на 5 метров гребными винтами (позднее подобная схема расположения винтов будет заимствована на лодки пр.949 и 949А). Гидродинамическая оптимизация формы кормовой оконечности была достигнута за счет ее удлинения с малыми углами схода ватерлинии в диаметральной плоскости и применения удлиненных гребных валов с обтекателями, допускающими установку гребных винтов оптимального диаметра для заданной частоты вращения. На флоте такая схема получила название «штаны». Носовая часть прочного корпуса состояла из двух цилиндров диаметром 5500-мм каждый, расположенных друг над другом, образующих «восьмерку» в поперечном сечении. Остальная часть прочного корпуса имела цилиндрическую форму с максимальным диаметром 9000 мм. Носовая часть ‘восьмерки» делилась между собой на два отсека прочной платформой, причем верхний цилиндр являлся первым отсеком, а нижний — вторым. Кормовая часть «восьмерки — третий отсек — отделяется от первых двух поперечной переборкой и притыкался к четвертому, имеющему уже цилиндрическую форму. Остальной цилиндрический корпус делился прочными поперечными переборками на 6 отсеков. В 1-м отсеке были размещены ТА, запасные торпеды, устройство быстрого заряжения и пост управления ПКР. Во 2-м — первая группа АБ, аппаратура гидроакустики и трюмный пост. 3-й отсек — жилые помещения личного состава и вторая группа АБ, 4-й — центральный пост, пост управления ГЭУ, рубки различного назначения и жилые помещения, 5-й — реакторный. 6-й — турбинный. В 7-м отсеке находились турбогенераторы и главные распределительные щиты, 8-й отсек — вспомогательные механизмы и оборудование, обратимые преобразователи со щитами, холодильные машины и компрессоры. В 9-м отсеке размещались рулевые приводы и трюмный пост. 10 контейнеров с ПКР — побортно с постоянным углом возвышения в между бортном пространстве в районе первых трех отсеков, используя разницу в диаметрах «восьмерки» и остального цилиндрического прочного корпуса. Носовые горизонтальные рули располагались в носовой части корпуса, ниже ватерлинии, и убирались в легкий корпус.

После рассмотрения двух типов реакторов — более простого и освоенного водо-водяного и перспективного жидкометаллического (теплоноситель первого контура — сплав свинца и висмута) — был выбран первый, как более реальный по срокам создания, хотя и обладающий худшими удельными параметрами. Главная энергетическая установка состояла из двух автономных групп — правого и левого бортов каждая со своим реактором и главным турбозубчатым агрегатом. Каждая группа объединяла атомную паропроизводящую установку В-5Р, турбозубчатый агрегат ГТЗА-618 и автономный турбогенератор переменного трехфазного тока ОК-3 мощностью 2 х 3000 кВт. Номинальная тепловая мощность двух атомных реакторов водоводяного типа составляла 2х177,4 МВт, а паропроизводительность ППУ при нормальной мощности реактора — 2 х 250 т пара в час. Реакторы, разработанные для лодки 661-го проекта, имели ряд оригинальных особенностей. В частности, прокачка теплоносителя первого контура осуществлялась по схеме «труба в трубе», что обеспечивало компактность ЯЭУ при высокой тепловой напряженности. При этом реакторы работали не только на тепловых нейтронах, но и с участием реакции деления ядерного «топлива» быстрых нейтронов. Основные потребители электроэнергии были выполнены на переменном токе напряжением 380В (50Гц). Существенным нововведением стал отказ от использования дизель-генераторов: в качестве аварийного источника использовалась мощная аккумуляторная батарея.

Вооружение лодки включало 10 ПКР «Аметист» в 10 контейнерах размещенных вне прочного корпуса по пять с каждого борта и четырех 533-мм торпедных аппаратов. Целеуказание для ПКР и торпедной стрельбы обеспечивал новейший ГАК «Рубин».Максимальная дальность стрельбы ПКР составляла 70 км. Старт ракеты выполнялся из подводного положения с глубины 30 м из предварительно затопленного заборной водой контейнера. Сразу после выхода из контейнера срабатывал стартовый двигатель, и раскрывалось крыло, а в надводном положении включался маршевый твердотопливный двигатель. В состав ракетного комплекса входила также аппаратура предстартового контроля, приборы бортовой системы управления ракетной стрельбой, связанные с гидроакустическим комплексом, комплексом управления торпедной стрельбой, навигационным комплексом, а также стабилизатором управления курсом и глубиномером. Пусковая установка обеспечивала хранение, транспортировку, дистанционную предстартовую подготовку и старт крылатых ракет без доступа в контейнер. КР принимались на борт корабля в окончательно снаряженном для старта состоянии. Обеспечивалось их надежное хранение и запуск в течение трехмесячного пребывания в море. Весь ракетный боекомплект мог быть выпущен в двух залпах, интервал между которыми составлял три минуты (по мнению специалистов, это являлось крупным тактическим недостатком проекта, затруднявшим эффективное применение ПЛАРК по основным целям — авианосцам). Торпедные аппараты размещались в носовой оконечности ПЛ. Боекомплектом состоял из 12 торпед. ТА обеспечивали стрельбу с глубины до 200 м. Управление торпедной стрельбой осуществлялось посредством автоматизированной системы «Ладога-П-661». РЭВ включало в себя всеширотный навигационный комплекс «Сигма-661», который обеспечивал подводное и подледное плавание. Автоматическое управление кораблем осуществлялось посредством системы управления по курсу и глубине «Шпат», системы предотвращения аварийных дифферентов и провалов «Турмалин», а также системы управления общекорабельными системами, устройствами и забортными отверстиями «Сигнал-661». ГАК МГК-300 «Рубин» обеспечивал обнаружение шумящих целей при одновременном автоматическом сопровождении двух из них с выдачей данных в системы управления ракетным и торпедным оружием. Обеспечивалось круговое обнаружение сигналов ГАС противника, работающих в активном режиме, а также их опознавание с определением пеленга и дистанции. Для обнаружения якорных мин корабль имел ГАС «Радиан-1». Для наблюдения за воздушной и надводной обстановкой ПЛ была оснащена зенитным светосильным перископом ПЗНС-9 с оптическим вычислителем координат. Подъемное устройство позволяло поднимать перископ с глубины до 30 м при скорости до 10 узлов и волнении до 5 баллов. Имелись РЛС РЛК-101 и МТП-10, а также система определения государственной принадлежности «Нихром». Для двухсторонней сверхбыстродействующей засекреченной радиосвязи с береговыми командными пунктами, другими кораблями и взаимодействующими с подводной лодкой самолетами имелась современная (по меркам 1960-х годов) радиосвязная аппаратура. Корабль был оснащен средствами радиоэлектронной разведки, позволявшими осуществлять поиск, обнаружение и пеленгование работающих радиостанций противника.

Для отработки и испытаний в лодочных условиях вооружения и оборудования для ПЛАРК проекта 661 были переоборудованы по проектам, разработанным ЦКБ-16, несколько ДПЛ в т.ч. ПЛ проекта 613А (затем она была дооборудована по проекту 613 АД.) для проведения испытаний ПКР «Аметист», ПЛ проекта 611РУ для испытаний ГАК «Рубин», ПЛ проекта 611РА для испытаний ГАС миноискания «Радиан». Опытные образцы систем автоматизированного управления движением ПЛАРК «Шпат» и «Турмалин», а также НК «Сигма» испытывались на АПЛ проекта 627А. В ходе проектных и гидродинамических исследований и модельных испытаний были оптимизированы обводы наружного корпуса высокоскоростной двухвальной ПЛ (ожевальная форма носовой оконечности, раздвоенная кормовая оконечность, круговые в поперечных сечениях обводы в средней части корабля). Для придания корпусу ПЛ круговых обводов при побортном размещении крупногабаритных ракетных контейнеров последние необходимо было сдвинуть к ДП ПЛ в связи с чем в носовой части корабля ПК был спроектирован с поперечными сечениями в форме вертикальной «восьмерки». Это привело к усложнению конструкции ПК при переходе от «восьмерочного» к цилиндрическому ПК в средней части ПЛ, но позволило компактно расположить на корабле наклонные ракетные контейнеры.

Для вооружения ПЛАРК проекта 661 впервые в мире была создана низколетящая ПКР с подводным стартом. Поскольку ТРД ПКР типа «П-6» не мог быть запущен и работать под водой у ракеты с подводным стартом необходимо было обеспечить запуск и вывод на рабочий режим маршевого ТРД в полете после выхода ПКР на поверхность при стрельбе с погруженной ПЛ. Однако в 60-е годы эта проблема не была решена и разработчиком ПКР «Аметист» ОКБ-52 в качестве маршевого и стартовых двигателей новой ПКР были приняты РДТТ. Это обеспечило возможность ракете «Аметист» стартовать из заполненного водой контейнера с «глухим» задним днищем (без задней крышки) подобно подводному старту

БР из ракетной шахты. Однако. из-за меньшей экономичности РДТТ по сравнению с ТРД дальность полета КР «Аметист» оказалась значительно меньшей, чем КР типа «П-6». Дозвуковой была и скорость полета новой ракеты. Ракеты находились в контейнерах со сложенными консолями крыла. Контейнеры были установлены стационарно под углом старта ПКР — 32,5° к основной плоскости ПЛ. Разработчиком ракеты не была решена проблема вертикального старта ПКР. Считалось, что при вертикальном старте ракета после выхода из воды будет подниматься на значительную высоту (делать «горку») над поверхностью моря прежде, чем будет переведена на горизонтальной полет на малой высоте. Наклонное (под небольшим углом к горизонту) расположение контейнеров исключало их размещение в ПК и усложнило конструкцию наружного корпуса.

Старт ПКР «Аметист» производился из контейнера после заполнения водой кольцевого зазора на глубине 30 м. В контейнере запускался стартовый двигатель подводного хода, с помощью которого ракета выходила на поверхность и у нее раскрывались консоли крыла. Затем срабатывал стартовый двигатель воздушной траектории, разгоняя ракету, после чего включался маршевый двигатель и она устремлялась к цели. Целеуказание ПКР «Аметист», вследствие небольшой дальности стрельбы, обеспечивалось лодочным ГАК, а автономная бортовая система управления в сочетании с активной РЛГСН — наведение ракеты на цель. Поэтому сразу же после пуска ракет ПЛАРК могла уходить из этого района.

В 1962 году на Северном машиностроительном предприятии началось изготовление первых шпангоутов и обечаек прочного корпуса лодки. Строительство ПЛ продолжалось почти 10 лет. Это объясняется задержками в поставках титана, различного комплектующего оборудования, длительным циклом создания ракетного комплекса, принятого на вооружение лишь в 1968 г. Как оказалось, титановый корпус требует других методик расчетов прочности, нежели стальной — неучет этого привел к срыву гидравлических испытаний некоторых блоков корабля. На задержке строительства сказались и низкие темпы поставки дефицитного в то время титана, в котором остро нуждались также авиастроение и ракетостроение. Лодка, к тому же, обошлась очень дорого, за что получила на флоте прозвище «Золотая рыбка».

Тем не менее, на государственных испытаниях в 1969 г., ПЛ при 80% мощности ГЭУ показала скорость подводного хода в 42 узла вместо 38, предусмотренных спецификационными требованиями, а после передачи ПЛ флоту при испытаниях на мерной миле в 1971 г., ПЛ достигла на полной мощности реакторов скорости 44.7 узла, что и по сей день не превзойдено ни одной ПЛ мира! На таких скоростях обнаружились явления, до сих пор не отмечавшиеся на ПЛ — при скорости более 35 узлов появился внешний гидродинамический шум, созданный турбулентным потоком при обтекании корпуса ПЛА, причем его уровень достигал 100 децибел в центральном посту лодки. За свои скоростные качества лодка очень нравилась Главнокомандующему ВМФ СССР адмиралу С.Г.Горшкову.

ПЛАРК пр.661 по своим ходовым и маневренным качествам не имела аналогов ни в Советском, ни в зарубежных флотах и послужила несомненным предшественником ПЛА второго и третьего поколений с крылатыми ракетами на борту и титановыми корпусами. Однако затяжка с ее вводом в строй, ряд тактических недостатков ракетного комплекса, значительная шумность ПЛА, конструктивные недоработки ряда приборов и недостаточный ресурс основных механизмов и оборудования корабля, вступление в строй ПЛА второго поколения других проектов, привели к решению об отказе от серийного строительства ПЛАРК пр.661. Не получили развития и предложения по модернизации К-162, включающие установку ракетного комплекса П-120 с последующей заменой на комплекс «Гранит». Лодка вошла в состав Северного флота и с января 1970 г по декабрь 1971 г. находилась в опытной эксплуатации, после чего была переведена в боевой состав, однако совершила всего несколько боевых походов ввиду низкой надежности механизмов и оборудования. В 1970 году вновь обсуждался вопрос о закладке серии ПЛАРК усовершенного проекта — 661М. Было проработано три варианта подводной лодки, отличающихся водоизмещением (от 5197 до 6208 т), подводной скоростью (39–42 узлов), ГЭУ (43000–55000 л.с.) и другими параметрами. Однако к этому времени уже было развернуто серийное строительство не обладавших столь высокими скоростными характеристиками, но значительно более дешевых и малошумных подводных лодок проекта 670, имеющих соизмеримую ударную мощь.

ПЛ «К-162» («К-222»)

В 1970 г. вошла в состав Северного Флота.
Во время опытной эксплуатации 01.70–12.71 г. ПЛ пройдено около 40000 миль, из них около 30000 под водой. В конце опытной эксплуатации ПЛАРК совершила поход на полную автономность в Атлантический океан, где продемонстрировала высокие скоростные качества, преследуя ударный авианосец США «Саратога».
В 1971 г. лодкой установлен неофициальный мировой рекорд скорости.
В 1978 г. переименована в К-222.
В 1988 г. выведена в резерв и в начале 90-х годов выведена из состава флота и передана на утилизацию.

Тактико-технические характеристики Проект 661 «Анчар»
Водоизмещение полное, т 7000
Длина, м 106,9
Ширина, м 11,5
Осадка, м 8,1
Скорость в надводном положении, узлов 19
Скорость в подводном положении, узлов 44,7
Глубина погружения, м 400
Автономность, суток 70
Экипаж, чел. 80

Вооружение ракетное: ПКР «Аметист»: — 10 шт.
Вооружение торпедное: ТА 533мм — 4 шт., торпедный боезапас — 12 шт.



Источники информации

Электронная энциклопедия “Военная Россия”

2 комментариев

2 Comments

  1. Владимир

    2008-09-05 at 09:33

    На фотографии №4 не пр 661, а совершенно другая пл.

    • BRB

      2010-06-24 at 21:44

      Это дизельная лодка проекта 651.

Ответить

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Выше